Пиццикато Алексея Лота

Полезные высказывания из книги "Весёлая наука" Ницше

Все усилия людей направлены на то, чтобы сохранить род человеческий.

Посмеяться над самим собой могут лишь те, кто обладает истинным знанием.

Человек, в отличие от других животных, должен время от времени твёрдо верить в то, что знает, для чего существует, не может обойтись без веры в разумное устройство жизни; отсюда потребность в явлении учителей и учений о "цели".

У большинства людей отсутствует интеллектуальная совесть: для большинства нет ничего унизительного в том, чтобы просто верить во что-нибудь и жить сообразно этому, не задумываясь особо об исходных принципах, не взвешивая все за и против, не утруждая себя поиском каких бы то ни было аргументов.
Эта потребность - стремление к истине - отличает человека высокого порядка от человека низкого.

Всякое проявление высоких благородных чувств кажется натурам низким чем-то нецелесообразным и оттого странным и диким.

Натуры низкие отличаются тем, что никогда не упускают своей выгоды, именно выгода составляет суть всех их помыслов и чаяний, которые в них сильнее самых сильных инстинктов.

Все революционеры, политики, проповедники говорят об "обязанностях", о некоем высоком долге, ведь иначе весь их пафос был бы ничем не оправдан.

Умение размышлять уже давно перестало считаться достоинством.

Всякое благодеяние, равно как и всякое действие, влекущее за собой чужие страдания, есть проявление нашей власти - и только!

Сострадание приятно лишь тем, кто недостаточно горд, кто не надеется на большие свершения.

Алчность и любовь - два названия одного влечения.
Дружба - продолжение любви.

Религия -> суеверие -> просвещение

Ничто так не разъединяет людей, как то, насколько они познали лишения и невзгоды: нищету духа и страдания тела.
От "невзгод" спасут только невзгоды.

Человек великодушный ограничивается мысленным удовлетворением жажды мести.

Великодушие заключает в себе столько же эгоизма, сколько и месть, только качество этого эгоизма другое.

Одиночество - вот тот аргумент, перед которым отступают самые убедительные доводы, высказываемые в пользу того или иного человека, в пользу какого-нибудь начинания: так говорит в нас стадный инстинкт.

Над нами имеет гораздо большую власть то, что о нас знают другие или думают, что знают, чем то, что мы знаем о самих себе и что хранится в нашей памяти (о счастье).

Благородство - обладание особыми свойствами и неведение относительно собственной необычности.

Достаточно сотворить новые имена, новые характеристики и новые оценки, чтобы дать жизнь новым "вещам".

За все грехи и прегрешения женщин отвечает мужчина.

Самый верный способ соблазнить мужчину - поманить его несколько загадочной и холодной нежностью.

В хорошем обществе никогда не следует стремиться быть абсолютно правым, кого-то убеждать, доказывать, будто прав ты и только ты.

Не существует никаких переживаний, кроме моральных.

Моральность - это стадный инстинкт в отдельном человеке.

Твоя добродетель - твоё здоровье.

Христианство уничтожило в каждом отдельном человеке веру в свои собственные добродетели.

Тот, кто глубоко погружён в своё дело, никогда не окажется в неловком положении.

Тот, кто имеет великую цель, оказывается сильнее самой справедливости, не говоря уже о совершаемых им поступках и судьях.

Высшее проявление человечности: не заставлять краснеть других.

Тот, кто недоволен собой, готов в любую минуту отомстить за это.

Независимо от всех общественных потрясений, общество всегда нуждается в покорном орудии.

Жизнь - это средство познания.

Великие проблемы требуют великой любви.

Когда человек приходит к твёрдому убеждению, что он должен кому-то подчиняться, он становится "верующим".

Фанатизм - предел, до которого может быть дотянута "сила воли" слабых и робких.

Сознание как таковое стало развиваться лишь под давлением потребности к общению.

Человек, подобно всякому живому существу, непрерывно думает, но не осознаёт этого.

Соврешенства в своём деле достигает лишь тот, кто приносит себя в жертву делу.

Все современные таланты страдают от укоров совести.

Мир заключает в себе бесконечное число интерпретаций.